dmitry_drozdov (dmitry_drozdov) wrote,
dmitry_drozdov
dmitry_drozdov

Часть IX. Вся контролерская рожа.

Идея сойти в Пизе мне понравилась. По артериям этого древнего города уже давно никто никуда не торопится. Этот город, воспетый поэтами, никогда не представлял из себя центр жизни, так что теперь его отдельные здания постепенно приходят в упадок. Хотя, конечно, сама Пизанская башня на Piazza dei Miracoli c копией капитолийской волчицы под боком все еще заводят несказанный интерес для туристических набегов.


Когда-то город защищали бесконечные башни — Torres по-итальянски — они-то и рассказывают много и живо о самой Пизе и ее истории, скрывая очередные загадки. Несмотря на угрюмое настроение, я отправился на разведку по местным via, оставив Веспасиана коротать время на лавочке у вокзала. Ему эти красоты были ни к чему, поскольку его, видимо, интересовали собственные мысли, уходящие ввысь, подальше от бренных забот.




Благополучно вернувшись из очередной турвылазки, сопровождаемый бряканьем сувениров, я нашел старика Веспасиана в некотором волнении. Он пытался мне что-то сказать, но лишь мычал, создавая очередные догадки.
— Ну что опять случилось?
— Вас не было три часа! Я уже начал волноваться. Кроме того, скоро ночь и темнота.
— Уж не боитесь ли вы вампиров? — я в шутку сболтнул то, что видимо не надо было спрашивать.
— Это к делу совсем не относится, Дмитрий! — проквакал старик. После минутной паузы продолжил: — Я опять его видел!
— Кого, вампира?
— Да нет, контролера. Говорю вам — это хвост.
— Дорогой Веспасиан, вы слишком придаете значения этим шпионским играм. Quod volunt, credunt (1). Что поделать, у него такая работа: шляться по поездам, компостируя билеты. И потом — даже если это шпик — им и так известен каждый наш шаг, так что давайте просто разгадаем с Фидием и Giuli тайну вашей статуэтки.
— Да, конечно, только без Giulii. — старик вскочил с лавочки, потрясая кулаками. — Но меня смущает тот факт, что за мной кто-то постоянно следит!
— Как же вы собираетесь от него избавиться?
— Мы вместе. Я думаю, надо набить ему морду. И вы как секретный агент сделаете это мастерски! — науськивал Веспасиан.
— Вы с ума сошли? Нас могут арестовать, на хрен! Как вам в голову могло такое прийти?
— А шпионить за добрыми людьми — это, по-вашему, не преступление?
«Правда, конечно, на его стороне», — думал я, — «Но ведь...» Тут что-то мне привиделось и подсказало, возможно, нелегкая. «Иди, иди, иди», нашептывал голос.

— Ладно. Пойдемте. У меня есть мысль, как мы можем его остановить.
И мы, словно ангелы мщения, направились в сторону поезда отстаивать свою честь.

В поезде было не протолкнуться от набежавших туристов и рабочих, возвращающихся по своим норам и домам, влекомые чувством самосохранения. Мы с Веспасианом расположились у самого входа в вагон, дабы ретироваться, если что-либо пойдет не так. План был такой: когда контролер подойдет проверять билеты, мы скажем, что их у нас нет, и мы выходим. Тот конечно последует за нами в тамбур и начнет предъявлять претензии и выписывать штраф. Тут-то я его и схвачу, вывернув руку, а старик меж тем серьезно с ним поговорит насчет слежки. Пускать в ход кулаки мне не хотелось, да и у самого Веспасиана прыти немного поубавилось, как только мы сели в поезд. Итак, план был гениальный, настало время его реализовать.

С самого начала все пошло не так. Впопыхах мы совершенно забыли прокомпостировать наши билеты на вокзале, так что теперь реализация плана была более чем реальна, с той лишь разницей, что теперь нам действительно придется выйти в тамбур, а может и выйти вообще, поскольку все свои деньги я потратил на сувениры.
— У вас есть деньги? — шепнул я старику.
— Есть тридцать евро, а что?
— Да, так. Просто мы забыли прокомпостировать билеты...
— Тем хуже для контролера.

Меж тем рейсовый пригородный поезд уже отъехал на почтительное расстояние от Пизы, наполняя свои вагоны пришлыми людьми на промежуточных пунктах. Все люди следовали туда же куда и мы — во Флоренцию. Роковой контролер добрался до нашего вагона через минут тридцать после отбытия и начал свои гнусные делишки. Скалькулировав время, я понял, что до конца пути еще четверть часа, и мы успеем провернуть задуманное. Но не тут-то было. Как и во всякий час пик итальянский и прочий народ заполонили не только сиденья, но и проходы вагона, оккупировав и тамбур, в котором мы и хотели провести поучительную беседу с беднягой хвостом-контролером. Справа и слева от меня пристроились какие-то китайцы, щебеча на своем языке крикливые фразы Поднебесной. Впереди у двери стоял молчаливый дед, и, казалось, не обращал внимания на давку. Сзади стояла какая-то шумная компания то ли немцев, то ли датчан с красивыми девушками у изголовья вагона. Парни постоянно ржали и искоса поглядывали на привлекательных блондинок. Что было в тамбуре я не разглядел, поскольку поезд вновь остановился на полустанке, приглашая внутрь новые полчища. Старика Веспасиана начали потихоньку оттеснять от меня, но я не сдавался и крепко держал его за запястье.
— Scusi. Scusi, — раздавался поблизости голос приближающегося контролера.

Напряжение толпы возрастало с каждой минутой, подвергая наш коварный план полному саморазрушению. Поезд дергался из стороны в стороны, создавая новые помехи на пути контролера, который с заядлым усердием черкал своей ручкой на билетах. Тут случилась еще одна необъяснимая вещь: завидев контролера, толпа китайцев бросилась к выходу в тамбур, унося попутно зазевавшихся людей, а вместе с ними и Веспасиана, который в шуме поезда пытался мне что-то кричать, но не был услышан. Впопыхах, раздирая сомкнувшиеся цепи людей, китайцы умудрились-таки вырвать моего старика, толкнуть датчан и девушек, попутно отдавив ноги молчаливому деду. Не желая мириться с разлучающей действительностью, я тоже ринулся за ними вслед. Контролер, почуяв добычу, бросил проверять билеты в центре, и проворно устремился за нами.

В тамбуре было теснее, чем пригородных электричках Москвы. У меня появилась шальная мысль покинуть состав на Firenza di Rifrendi, но покинуть его надо было обязательно со стариком. Тут меня кто-то схватил за руку: это был контролер.
— Per piacere, biglietto (2)...
— Э-э-э. — недоговорил я, потому что двери тамбура раскрылись, и плотная толпа вынесла нас наружу. Тут, к своему счастью, я увидел Веспасиана. Настало время действовать. Я, как и сговаривались, схватил нашего преследователя и попытался вывернуть руку. Тот начал что-то кричать по-итальянски, но из-за давки совершенно не слышно и глухо. Просто со стороны казалось, ему немного не по себе и заботливый малый поддерживает его в трудную минуту. Подбежал старик и стал что-то нашептывать. У контролера полезли глаза на лоб. Казалось, сейчас, он признается.

Но он не признавался.

В довершении к сопротивлению мы не учли одного факта: дядя контролер не ходит по одному... Так и случилось: на помощь своему собрату с другой стороны спешили еще 2 шпика в форме. Тут я получше разглядел лицо нашего протеже, и ужаснулся. Он вовсе не походил на того парня из музея: мой старик просто ошибся. «Не того колем...», пронеслось в моей безумной голове, но было уже поздно. Ослабив хватку, я застыл в нерешительности. И тут мне кто-то врезал по скуле с залихватской силой, что я присвистнул. Потом посыпались и другие удары и в итоге пленником стал я.

Совершенно не желая попадаться в руки карабинеров, я со всего размаху долбанул по обидчику и, крикнув старику, пустился бежать. Тот, как заяц тоже пустился вслед за мной, крича контролерам какие-то ненужные фразы. Странно, но нас никто не преследовал.

— Черт бы вас побрал с вашими бредовыми идеями! — кричал я на старика, как только мы выбрались со станции и отбежали на безопасное расстояние.
— Я пытался вам сказать, что ошибся еще в поезде, но ведь вы не послушали меня. Откуда мне было знать, что вы собираетесь привести в реальность наш план, когда все идет не так. Я ведь не умею читать ваши мысли, — Веспасиан огрызался как лев, но, по-видимому, был абсолютно прав. — Но надо признаться... Неплохая получилась драка.
— Да уж. На войне все идет не так...

— Ты-ы? Подрался? Не смеши, — Giulia смотрела на меня, явно скрывая усмешку и изучая вздутую щеку.
— Ну да, пришлось набить морду контролеру.
— Зачем же вы подрались? — смеясь, спрашивала Giulia.
— Старик Веспасиан не верил, что я смогу кого-то ударить, я хотел доказать. Кроме того, он сказал, что это хвост, приставленный наблюдать за нами, — дергая скулой, проворчал я, чувствуя себя примерно так же, как Шура Балаганов после похищения и распила гирь с Паниковским.
— Дурная голова ногам покоя не дает. Впрочем, золотого человека легче продать... Завтра мы едем в Виареджио, где мои коллеги расскажут тайну статуэтки Фидия.
«Она сказала продать или предать?», пронеслось у меня в голове, хотя я уже не обращал особого внимания на свои мысли.

Вечером, погружаясь в ад нового сна, и распахнув настежь окно, я слышал гулкий оттиск возгласов с улицы. Наверное, опять шумел флорентийский карнавал.

__________________

(1) — Чего желают, тому и верят (лат.)
(2) — Ваш билет, пожалуйста (ит.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments