dmitry_drozdov (dmitry_drozdov) wrote,
dmitry_drozdov
dmitry_drozdov

Часть VIII. Секреты Леонардо.



«Жду вас на вокзале. Поедем в музей da Vinci»
Старик, вспомнив молодость, написал мне sms.

Музей в предместьях Флоренции представляет собой дикую насмешку над произведениями великого Leonardo da Vinci, начиная от входа с его монументальной фигурой средства передвижения для буратин.


И заканчивая внутренним убранством с безумным количеством летательной техники и копий прочих агрегатов, когда-либо созданных великим мастером.




Мы прошлись сквозь машин самоделкина, намного опередившего свое время, которое в конечном итоге опередило его самого. Нечто напоминающее трубочки и составные части самогонного аппарата спокойно стояло, не привлекая к себе лишнего внимания.


Как, впрочем, и все остальное в округе. Например, скелет моста:


Или скелет другого, так похожего на человека — прототипа робота-барабанщика.


Старик неистово таскал меня из зала в зал, шепча что-то себе под нос. Казалось, он неутомим, но когда мы пересмотрели, казалось, все в округе, он опустился на табурет и закрыл лицо руками. «Наверное, сейчас начнется очередная истерика», подумал я, но ничего не сказал.

— Как же устал, как же устал...
— А зачем же вам все это нужно? — спросил я, недоумевая. — Сидели бы себе в Риме, наслаждались Адриатическим солнцем, предавались воспоминаниям — наверняка, вы прожили замечательную жизнь! Путешествовали бы, в конце концов.
— У меня есть цель, которой я живу и которой я скоро достигну. У меня есть власть, которой я могу воспользоваться в любой момент. Кроме того, мне интересно!
Веспасиан помолчал немного, потом продолжил:
— Я вам расскажу притчу, которую вычитал под одной из картин Леонардо. Она на итальянском, но я вам переведу, — и старик принялся рассказывать немного детскую сказку с простыми, но трогающими словами.
«
У одного цирюльника была бритва красоты необыкновенной, да и в работе не было ей равных. Однажды, когда посетителей в лавке не было, а хозяин куда-то отлучился, вздумалось бритве на мир поглядеть. Выпустив острое лезвие из оправы, словно шпагу из ножен, и гордо подбоченясь, она отправилась на прогулку погожим весенним днем.
Не успела бритва перешагнуть через порог, как яркое солнце заиграло на стальном полированном лезвии, и по стенам домов весело запрыгали солнечные зайчики. Ослепленная этим невиданным зрелищем, бритва пришла в такой неописуемый восторг, что тут же непомерно возгордилась.

— Неужели после такого великолепия я должна вернуться в цирюльню? — воскликнула бритва. — Ни за что на свете! Было бы сущим безумием с моей стороны губить свою жизнь, выскабливая намыленные щеки и подбородки неотесанных мужланов. Разве моему нежному лезвию место у брадобрея? Вовсе нет! Спрячусь-ка я от него в укромном местечке. С той поры ее и след простыл.
Шли месяцы. Наступила дождливая осень. Соскучившись в одиночестве, беглянка решила выйти из своего добровольного затворничества и подышать свежим воздухом. Она осторожно выпустила лезвие из оправы и горделиво оглянулась вокруг.
Но, о ужас! Что же стряслось? Лезвие, когда-то нежное, огрубело, став похожим на ржавую пилу, и не отражало более солнечных лучей.
— Зачем я поддалась соблазну? — горько заплакала бритва. — Как меня лелеял и холил добрый цирюльник! Как он радовался и гордился моей работой! А теперь, о боже, что со мной сталось: лезвие потемнело, зазубрилось и покрылось отвратительной ржавчиной. Я погибла, и нет мне спасенья!

Печальная участь ожидает всякого, кто наделен талантом, но вместо того, чтобы развивать и совершенствовать свои способности, чрезмерно возносится и предается праздности и самолюбованию. Как и эта несчастная бритва, такой человек постепенно утрачивает ясность и остроту ума, становится косным, ленивым и обрастает ржавчиной невежества, разъедающей плоть и душу.
»


Он понуро опустил голову, но потом вскинул ее и сказал:
— Так вот. Эта притча не про меня!
— А про кого же?
— Не про меня.


Сзади послышалось шуршание. Мы резко обернулись. Перед нами стоял странновато одетый гражданин и говорил что-то по-итальянски, постоянно улыбаясь:
— Senior приглашает нас посетить еще одну выставку, находящуюся в подвале, — перевел Веспасиан.
— Не нравятся мне эти подвалы, — начал было я, но увидев, что они уже направились вниз по ступенькам, поспешил к ним присоединиться.
— А где же собственно выставка? — я недоуменно оглядывался по сторонам и искал подтверждение ресурсами. Наверху захлопнулась дверь, явно не предвещая ничего хорошего. — По-моему, нас опять одурачили.

Но тут в конце подвального зала обнаружилось то, что так долго искалось. Машина называлась «Intagliatrice di lime», что можно перевести на русский как «Наковальня для вырубки». В аннотации к прибору мы прочитали краткую историю о том, что сей предмет лишь прототип и не был создан Леонардо в промышленном масштабе.


Так же в прикладной записке говорилось: «Сей раритетный механизм я заимствовал у античных авторов времен Фидия и...» Дальнейшие надписи языком слизало время, с которым великий гений был не в ладах.

Воцарилось гробовое молчание лишь изредка прерываемое возгласами других посетителей где-то наверху. Молчание нарушил Веспасиан:
— Я был прав!
— Ну да... — промямлил я, но потом спохватился, как будто ожидая чего-то. — Собственно, за этим нас и пригласили...

С темной стороны залы послышался скрип ступеней. Мы стояли, не шелестя одеждами, и ожидали очередной экзекуции, которая берет начало с замка Святого ангела. Однако секретные мысли подсказывали мне, что в одну и ту же реку нельзя войти дважды и на этот раз все обойдется. Но я ошибся. Человеком оказался тот самый липовый экскурсовод из Рима, прекрасно говоривший по-русски. В руках он держал неизменный револьвер, скорее всего не игрушечный и заряженный.
— Dormire, seniori! (1)
— Черт, вы-то как сюда попали... — от перевозбуждения у меня съежился живот. — Скажите, вы всегда его собой берете в путешествия? — спросил я, указывая на оружие. — Или они у вас разные?
— Разные.
— Чем на этот раз мы провинились? — признаться, мне порядком надоели эти тайны и постоянная слежка.
— Ничем особенно. Просто хотел поговорить. Ваша «группа захвата» сюда не явится, будьте уверены, так что мы можем спокойно все обсудить. Мне не доводилось встречать таких упрямцев, как вы, Дмитрий. Я навел справки — вы никакой не специальный агент и никогда таковым не были. Остается вопрос: зачем вам это понадобилось?
— Разве поход в музей Леонардо теперь приравнивается к запрещенным грехам человека?
— Вы прекрасно знаете, о чем я. Вы как безумный свидетель бегаете, путаясь под ногами, и пытаетесь разгадать какую-то собственную тайну про статуэтку. А между тем, тайна давно разгадана, осталось собрать лишь некоторые крупицы. Смею вас также заверить, что вашей Giulii известно гораздо больше, чем кажется. И ею движет вовсе не то, что вам так мило преподносится на блюдечке.
— Что вы имеете в виду?
— Спросите у нее сами. Вы впутались не в свое дело, поверьте. И я очень переживаю, как бы оно не закончилось плачевно. Мой вам совет: садитесь на самолет и улетайте из Италии. Выбросьте из головы эти бессмысленные погони, они вам совершенно ни к чему.
— Спасибо за совет. Но я как-нибудь сам разберусь со своими делами.
— Что ж. Как угодно, как угодно, — злодей с пистолетом печально вздохнул.

— Ну, мы, пожалуй, пойдем, — Веспасиан дергал меня за рукав, подбоченясь и плавно ретируясь к выходу. Я последовал его примеру, но не спеша, а с чувством достоинства, как и подобает храбрым людям. Под ложечкой тревожно сосало, и я с ужасом ожидал выстрела в спину. Но, к моему великому изумлению, ничего не произошло, и нам было позволено беспрепятственно вылезти на волю.

Уже в поезде, идущем во Флоренцию, я спросил Веспасиана какие-такие дополнительные тайны могут окружать и без того запутанную историю.
— Я же говорю вам, что эта ваша Giulia ведет двойную игру. У меня нет совершенно никакого желания отдавать ей фигурки. Вот если бы Фидий все мог разгадать, но он даже и думать об это не хочет... Ба-а, похоже за нами хвост! — и старик лукаво стрельнул глазами в направлении дверей.
Там топтался мужик в форме контролера и, видимо, проверял билеты.
— Дорогой Веспасиан, — улыбнулся я. — Похоже, вас здорово напугал тот человек с револьвером. Это же просто контролер.
— Да говорю же вам! Я видел его в музее.
Тут и я припомнил нечто подобное. Действительно очень уж напоминал того самого субъекта, заманившего нас в подвал.

— Сойдем на Пиза Чентрале и посмотрим, последует ли он за нами.
Так мы и сделали.

__________________

(1) — Стоять и не двигаться, сеньоры! (ит.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments